Личный кабинет

ИНТЕРВЬЮ ПОРТАЛУ PARFUMO.DE

Разговор Анны Зворыкиной c германоязычными увлеченными парфюмерией

Фанаты из Германии хотят узнать подробнее про мой бренд
Одна моя постоянная покупательница написала: "Анна, можно ли взять у вас интервью? В Германии - очень много фанатов Ваших духов, но они хотят по подробнее узнать Ваш брэнд." Я рада была рассказать о себе, поэтому ниже - интервью)
Марина, задает вопросы АННЕ ЗВОРЫКИНОЙ:
1. Вы пишете, что в 2004 году в Вашей жизни произошла крупная перемена. В этом году Вы решили отвернуться от науки и заняться творчеством. Было ли это запоздалым и, возможно, отложенным решением или спонтанным?

А.З В начале двухтысячных я уже составляла ароматы “для себя”, и одним из поворотных моментов было, наверное, расширение палитры эфирных масел и абсолютов по-настоящему качественными материалами. Я наконец поняла, что мои идеи и натуральные экстракты созданы друг для друга. И, очевидно, что мой потолок был - не мой, а потолок материалов. Из хороших стало получаться именно то что мне нужно. Понятно, что не сразу, а после десятков проб, но я _почувствовала_, что это вообще возможно, что граница возможного куда дальше чем была. Это была точка поворота. Ароматы вышли на другой уровень, и стало проще оттачивать мастерство. Все это время я еще и наукой тоже занималась, была в аспирантуре и писала диссертацию.
Где-то к концу 2005 года я поняла, что, пожалуй, заниматься наукой дальше - это жить не свою жизнь. Никаких особенно спонтанных решений не было, я доделала научную работу, предзащитилась, и через год довела дело до защиты. Потом проработала еще год, постепенно отходя от дел, и затем уволилась.

Не могу сказать, что я не испытывала сомнений и не колебалась: получить хорошее образование, сделать первые серьезные шаги в науке, получить научную степень и все бросить и уйти в никуда? Туда, где нет ни профессии, ни гарантий, ни понятных перспектив? Было страшно.
Но я помню, что как-то я поднималась по ступеням института, и вдруг подумала: “Это что, следующие десятилетия будет все вот примерно так же?” Мне показалось, что я несу на своих плечах огромную тень всего каменного здания. Дело было не в конкретном месте работы, я могла бы сменить лабораторию, страну, но для меня работа не по любви - это то, что лишает жизнь смысла и радости. Я поняла что научным методом лично для меня истина недостижима, а значит, и смысла ограничивать себя только им не было.


Как говорил Дэвис “Мы, взобравшись на кочку образования, сочинили для себя мир, из которого изгнаны чудо, страх, опаска, величие и свобода творить чудеса.” Мир без чудес - не тот мир, в котором я хотела бы жить. Звучит немного пафосно, но если сказать более конкретно - я просто двигалась к той жизни, которая начинается каждое утро с предвкушения, а не с “О, боже, неужели опять на работу”.

И сейчас, глядя на своих успешных коллег, которые публикуются в Nature, работают в лучших лабораториях и даже руководят ими, я каждый раз сама себя спрашиваю, не жалею ли я? И, по итогам, не испытываю ничего, кроме глубокого удовлетворения и радости. Впрочем, коллег, которые ушли из науки и стали художниками, телесными терапевтами и писателями у меня тоже много, так что я не чувствую себя совсем уж сумасшедшей белой вороной.

Так что решение это не было ни спонтанным ни быстрым ни запоздалым. Я думаю, все получилось вовремя.

Мы с наукой расстались друзьями, в моем проекте я активно использую все навыки и возможности, которые у меня есть, и я люблю в качестве еще одной опоры брать научные исследования нейрофизиологии, биохимии, молекулярной биологии. Но сейчас я могу пользоваться не только научной парадигмой, и это совершенно другой мир. И то, что у меня получается, будь то ароматы, программы для тех кто “нюхает и думает”, совместные проекты с психотерапевтами, гастрономическими мастерами - все это результат синтеза поэтического и научного взгляда на мир.
Фото с моей защиты диссетрации
Были ли в детстве события, которые повлияли на ваши предпочтения в отношении ароматов?

А.З.: Я не думаю что это события, это, скорее, свойство организма, гиперчувствительность. Я, сколько себя помню, жила с этим: быстрая утомляемость от сильных стимулов, впечатлительность, необходимость побыть в тишине и в одиночестве. Я из тех, кто все время приглушает свет, маниакально срезает этикетки с одежды, ведь они невыносимо трут, не может зайти в кафе, если там играет музыка (для меня это невыносимо громко чаще всего) после вечеринки мне нужно пару дней побыть в тишине и помолчать. Сейчас у нас есть название “высокочувствительные люди”, в моем детстве это называлось “ты придумываешь”. В любом случае, с одной стороны, я очень плохо выносила стойкие, громкие ароматы, с другой - ужасно любила нюхать, мне очень этого не хватало. Отсутствие красивых и ярких вещей меня печалило куда больше, чем просто утомляемость. Я росла в рабочем районе, в двенадцатиэтажке посреди других таких же домов. Весной благоухал маленький яблоневый сад, летом цвел клевер, тополиный пух лежал пушистыми перинами. Повинуясь своим тайным ритмам заводы выбрасывали в воздух мусорный дым - порой нам приходилось закрывать окна на целый день, а пока дойдешь за хлебом - начнешь кашлять и плакать. Потом наступала осень и черно-белый сезон тянулся до мая. Зелень и асфальт, цветы и бетон, и бетон неизменно побеждал. Слишком разные весовые категории. Москва моего детства - с тополиными почками и черемухой, и запахом заводов, подъездов, бетона и пыли. И хороших запахов было мало, как же мало! Мой папа не переносит сильные ароматы, а мама не особо любит духи, к тому же, она работала врачом. Я тосковала по запахам и вкусам, по чему-то, чем можно разбавить пыльный асфальт.

Проще всего было найти это в книгах, потому что вокруг большую часть года царило белое безмолвие среди бетона. Проходив два месяца “на продленку” я твердо заявила что больше туда не пойду и проводила время дома одна - иногда заходила присмотреть соседка. Но разве можно быть одинокой, если в доме столько книг? Можно, но в этом одиночестве не было скучно.

Книги рассказывали про прекрасное, удивительное, цветное.
Про то, чего не было вокруг, о чем я страстно тосковала.
Я ела разогретую картошку с котлетой, прислонив книгу к чайнику.
Угадайте с трех раз, какое место в Трех мушкетерах у меня было любимым?

“В эту минуту вошел Базен, неся шпинат и яичницу.
- Беги, несчастный! - вскричал Арамис, швыряя ему в лицо свою скуфейку.
- Ступай туда, откуда пришел, унеси эти отвратительные овощи и гнусную яичницу! Спроси шпигованного зайца, жирного каплуна, жаркое из баранины с чесноком и четыре бутылки старого бургундского!
Базен, смотревший на своего господина и ничего не понимавший в этой перемене, меланхолически уронил яичницу в шпинат, а шпинат на паркет.”

Баранина с чесноком и старое бургундское… Я не пробовала баранины и бургундского, но понимала, что разница со шпинатом (который я тоже не пробовала) должна быть колоссальной. Правда, потом я порылась в книгах и нашла рецепт шпината, который приписывают аббату Шеврие. Приготовление шпината занимало около пяти дней, и основным ингредиентом было сливочное масло - каждый день добавляли “еще немножко, чтобы оно впиталось в шпинат”. Помню, у меня зародилась мысль что если подойти к делу с умом, то даже отвратительные овощи можно как-то облагородить. Каплун и заяц тоже существовали только в воображении.

Я искала, как же добыть вкус и запах жизни. Как прикоснуться к ней настоящей, но почему-то не существующей вокруг меня. Я рано начала готовить - потому что бывала одна дома, потому что было скучно разогревать, потому что хотелось нового, интенсивного, яркого. Я готовила по книгам и по записанным в маминой тетрадке рецептам. Признаться, в начале выходило довольно скверно, и мне очень не хватало пряностей. Черный перец да гвоздика - все доступное мне тогда богатство. Когда пришли девяностые и появилось сто видов кетчупа - это был праздник, феерия, некоторые этикетки я помню до сих пор. В них был насыщенный вкус и запах, ох этот запах! Я обожала его и ела с ним буквально все! Не бургундское, но уже и не картошка! Потом появились острые соусы, разные пряности… И, конечно, разные духи, совершенно разного, порой сомнительного, качества! Это было как окошко в другую реальность.

С тех пор многое изменилось, и жизнь вокруг, и я сама. Я полюбила чистые, нежные вкусы, простые блюда. Хотя так и не полюбила громкие и стойкие ароматы. Но стоит чему случиться, мозг говорит мне: "Аня, заманала чистыми вкусами, дай уже мне ВКУС! Добавь чеснока, имбиря, соевого соуса! И IPA на закуску, хочу горечью эля уравновесить проживание le mal de vivre, зла и горечи жизни".

Извините, длинно получилось про детство, если резюмировать: мои предпочтения во вкусах и ароматах это розовый сад, выросший на руинах оставшихся от переменных депривации и гиперстимуляции нервов высокочувствительного человека. Так что если у роз проглядывают зубы, они странно окрашены или пахнут только в полнолуние - ну, так получилось.

Какие запахи того времени Вы помните и любите до сих пор?

А.З.: Диориссимо, о нем я расскажу ниже) До сих пор считаю его гениальным, у меня несколько винтажных версий, восхищаюсь и ношу.

Как Вы пришли к созданию ароматов/духов?

А.З.: Когда я работала в лаборатории, я встретила девушку, которая занималась ароматерапией. Она показала мне масло для рук с ароматом розмарина, и я подумала: ”Какая прелесть! А если сделать более сложный запах?” Я несколько лет собирала композиции из того что было в доступе в России (в начале двухтысячных это было нетривиально, были масла, которые продают в аптеках, крымские масла и практически все). Я довольно упорный человек, но думала что потолок у этого занятия, составления ароматических композиций из натуралки - очень низкий. Но интернет помог мне не свернуть с дорожки. В сообществе по ароматерапии в живом журнале его хозяйка великодушно предложила познакомиться с материалами, которые были у нее. Когда я познакомилась с теми лавандой бергамотом и розой, я поняла, что мой глобус пролетел со свистом точку невозврата.

С ее же помощью мы заказали эфирные масла и абсолюты из американского Nature’s Gift и мои смеси приобрели качественно новый характер. Я наконец поняла, что мои идеи и натуральные экстракты созданы друг для друга. И, очевидно, что мой потолок был - не мой, а потолок материалов. Из хороших стало получаться именно то что мне нужно.

Понятно, что не сразу, а после десятков проб, но я почувствовала, что это вообще возможно, что граница возможного куда дальше чем была.
Это была точка поворота. Дальше я стала создавать парфюмерные композиции для себя, для друзей и, постепенно, стала продавать их. В России не было никакого представления ни о натуральной парфюмерии, ни о крафтовой, я была первопроходцем, так что каждому новому покупателю я все рассказывала с самого начала: что это вообще возможно, показывала, из чего я делаю духи, создала несколько интернет сообществ. Одним из первых моих ароматов был и сегодняшний бестселлер, Темная сторона богини. С материалами был о сложно, Богиню я с тех пор переформулировала дважды. Но мы были полны энтузиазма. Потом в 2005 мы с подругой придумали проект для «Ie De Beaute – Fashion Fragrances» — мастерскую Аромантика, в которой я и еще две мастерицы создавали ароматы для гостей на заказ буквально за 5 минут. Кстати, кажется, мы были первыми, до этого таких ароматических шоу на мероприятиях не устраивали)

Успех Аромантика имела большой, очереди стояли огромные, нас даже попросили поработать сверхурочно, глянец тоже не оставил без внимания— с тех пор в публикациях у меня даже лежит пара картинок. Там у меня сложилось одно интересное сотрудничество: Эрик Индиков, который тогда работал с Chanel, попросил создать аромат в подарок для человека «у которого есть все». Это был аромат с акватикой, розовым лотосом и сандаловым деревом. Кстати, это был первый и последний аромат, в котором я использовала ненатуральные ингредиенты – «все для счастья клиента» — поскольку близко к дедлайну мы поняли, что уперлись в потолок «прозрачности» натуральной парфюмерии, а планы перестраивать уже не хотелось.

В 2007 году я открыла жж сообщество натуральной парфюмерии
В 2008 году мы сделали первую выставку натуральной парфюмерии. И с тех пор я сделала около 10 таких выставок. В 2009 я написала книгу о натуральной парфюмерии, которая два года назад была переработана и издана в 2014 году, с тех пор продано шесть тысяч экземпляров бумажной и несколько тысяч электронной книги.

С тех пор многое изменилось, но ароматы я составлять люблю также сильно)
Были ли в Вашей жизни духи до того, как Вы решили сделать свои собственные?

А.З.: Совсем в детстве помню Рижские духи (это все что я о них помню, я их очень любила, такой был горький, мшистый шипр), потом у меня появилось собственное сокровище: набор миниатюр Диор из Парижа, который привез папин друг.
Примерно такой: в моем были Miss Dior, Dune, Diorissimo, Poison, Dolce Vita. В Diorissimo я сразу влюбилась, я помню, как прикоснулась к мочкам ушей пробкой и вышла в снежный московский вечер… Это была настоящая магия, хрустальные, музыкальный колокольчики посреди снега, что-то про влюбленность, про жизнь. Абсолютная нежность и доверие к миру, выглядело это в сочетании с моим бунтарским поведением, драными джинсами, свитерами с чужого плеча и солдатскими ботинками несколько абсурдно, но я носила аромат как талисман.

Потом, я помню, у меня была миниатюра Light Blue которую я уже позже носила с собой и обновляла его. Сдав аспирантский экзамен, я выходила из аудитории, что-то убирала в сумочку, флакон выпал и разбился прямо о порог. Мне потом припоминали это)


Я и сейчас порой ношу что-то, особенно люблю, конечно, винтажные ароматы, Мицуко, Диориссимо, Nombre Noir, Tabac blond, Aramis, Scandal Schiaparelli, такого рода ароматы.

Насколько Ваши композиции соответствуют Вашим собственным ароматическим предпочтениям и насколько на это влияют внешние ожидания и отзывы?

А.З.: В основном я ношу и люблю все что делаю. Вообще когда я начинала делать ароматы у меня была мечта делать себе аромат на каждое настроение, на каждое время года, чтобы их было много, не выбирать “какой-то который немного похож на мечту” а прямо эту мечту и сделать. Теперь так и получается, я, действительно, как только чувствую, что на какой-то период жизни или настроение у меня нет аромата - я сажусь и составляю его. Аромат для того чтобы учиться танцевать, аромат чтобы грустить по лету, аромат, который согревал бы в пасмурное утро, когда я предвкушаю длинный день впереди… Я все их ношу.

Те, которые больше нравятся публике и, соответственно, лучше продаются, попадают и остаются в моей постоянной коллекции. Те, которые не пользуются популярностью, уходят из постоянной коллекции. Но шанс я даю многим ароматам) Хотя некоторые, составленные из особо дорогого сырья, можно выпустить только в лимитированных выпусках, особенно сейчас, когда мой доступ к сырью может прекратиться в любой момент.


Не могли бы Вы описать нам процесс создания нового аромата? От первой первоначальной идеи до релиза?


А.З.: У меня все начинается с идеи. Вообще я делаю намного больше ароматов, чем видно снаружи. Не всеми я делюсь, какие-то оставляю для себя, какие-то переделываю годами. Но важно, что возникает целостная, внятная концепция: о чем аромат.
Потом я начинаю подбирать для этой идеи воплощение. Иногда понятно, в каком направлении идти, и я просто подбираю нужный баланс. На это уходит 10-30 итераций обычно.
Иногда я понимаю, что направление не совсем верное, и пытаюсь решить задачку по-другому. Тогда получается дольше. Я составлю небольшой объем аромата, ношу его, думаю, достаточно хорошо ли он воплощает идею. Процесс я немного описала в чек-листе для парфюмеров, части моего курса для тех кто сам хочет начать составлять ароматы. Потом я обязательно вывожу аромат в люди, даю его нюхать другим. Спрашиваю, на что похоже получилось.

Была забавная история: я делала лимитированную коллекцию про литературных героев, и мне хотелось сделать аромат про Тома Сойера. Я спросила мужа: на что похож вот этот аромат? Ну, говорит, цветы, древесина, нежный такой… Хм, подумала я. Это, говорю про Тома Сойера. Мы очень смеялись, что я делала запах детства, в котором есть место дохлым кошкам, раздавленной траве и прочим радостям, получилась романтичная цветочная история. Так бывает, когда процесс ушел не в том направлении, а художник зазевался) Тома я сделала с начала и он вышел другим, а тот, первый аромат стал ароматом капитана Грей из Алых парусов. Романтика так романтика!

Дальше, когда идея и воплощения, с моей точки зрения, сошлись, я выбираю, какой историей я хочу поделиться. Сейчас я не расширяю постоянную коллекцию, а сокращаю ее, зато делаю много лимитированных выпусков. Придумываю, как визуально отобразить идею, мы с мужем делаем фотосъемку и я выпускаю аромат в продажу. Как правило, за несколько месяцев партия раскупается.

С какими проблемами вы сталкиваетесь при закупке ингредиентов?

А.З.: Вопрос актуальный до боли. Думаю, я сталкивалась уже со всеми возможными проблемами, и, совершенно точно, это еще не предел)
Мой парфюмерный дом построен полностью по любви, и, когда дело касается качества ингредиентов я не иду ни на какие компромиссы.

Я работаю только с ароматическими экстрактами парфюмерного качества, потому что, скажем, более доступные эфирные масла, предназначенные для ароматерапии, никогда не дадут нужный мне для моих ароматов “звук”. Есть большая разница между дешевыми ингредиентами, которые, тем не менее, несут нужные составляющие, например, ароматерапевтическая лаванда. Но довольно часто добавить такую в духи значит убить аромат. Духи, даже странные духи, не должны пахнуть лекарством. Если так не задумано художником) Поэтому я закупаю ингредиенты не "какие есть", а такие, как мне нужно. В основном я покупаю в магазинах ЕС и США, писала об этом в отдельном посте.

Ядро своей постоянной коллекции я собрала, когда мир был более открытым, чем сейчас, и можно было относительно просто заказывать эфирные масла и абсолюты со всего мира. В моей коллекции более пятисот разных натуральных ароматических экстрактов, и я, так или иначе, использую все: что-то для лимитированных ароматов, что-то для ароматов постоянной коллекции. Хотя все равно, магазинов, которые продают маленькими объемами нужные мне экстракты не так велик и приходится собирать нужное по всему миру. Это было непростой задачей даже десять лет назад)

У меня довольно маленький бизнес, и это автоматически значит, что объемы закупок “десять килограмм абсолюта розы” не для меня, а серьезные производители не работают с маленькими объемами. Так что я закупаю более мелкие и, соответственно, более дорогие порции. К тому же многие из таких магазинов закрылись, например, мой любимый американский магазин White lotus. Сколько там всего было роскошного: аттары, некоторые редкие абсолюты… Например, абсолют белого кедра до недавнего времени был только там, но, к счастью, я нашла еще один европейский источник, а то пришлось бы снимать один из моих кожаных ароматов из коллекции.
Сейчас мне приходится пересматривать состав своей постоянной коллекции, потому что заказывать по всему миру становится слишком рискованно. И все равно, к сожалению, я несла убытки, связанные с материалами, регулярно. В пандемию, например, моя большая посылка с экстрактами из Америки трижды отсылалась обратно, (и я каждый раз платила за пересылку примерно стоимость самой посылки) а потом была просто уничтожена посредником на складе из-за их логистической ошибки. Это как-то мне особенно запомнилось, хотя я уже к разному привыкла.

В первые годы я переживала, каждый день отслеживала почтовое обновление посылок, ездила в наш наркоконтроль на таможне и объясняла им, что такое эфирное масло из древесины агаро, и почему в гугле упоминается плесень и грибки (объяснила! Уд мне отдали). Потом как-то научилась меньше нервничать. Хотя, когда моя посылка была не отправлена обратно в магазин, а просто уничтожена посредником я, конечно, переживала. Было не только денег жалко, но и просто обидно: бутылочки, которые, практически, трижды облетели вокруг света, были выброшены на помойку. Османтус, розы, бергамот… Бергамот, впрочем, за этот год скитаний, конечно, уже утратил первоначальную свежесть, но все равно.
Ну и завершая эту проблемную тему, могу сказать что сейчас я в Москве, в России, и любые заказы напрямую в европейских или американских магазинах просто невозможны, пересылки и оплаты нет.

Кроме того, и почтовые ограничения год от года становятся более строгими. Так что приходится очень внимательно пересматривать свою логистику и состав постоянной коллекции, чтобы сохранить качество и при этом не делать недоступные цены.

Но, чтобы не заканчивать на такой грустной ноте, могу сказать, что натуральные ароматические материалы остаются для меня огромным источником вдохновения. Вот едут очередные пробники: новый со2 экстракт из винтажной древесины сандала, очередной уд или экстракт сычуаньского перца, и, принеся посылку домой, я сразу прилипаю к новым бутылочкам, откручиваю крышки, и вот, вдох… Какие они? Будет ли перец звучать так звонко, как я мечтала, или наоборот, окажется плотным? Действительно этот абсолют лабданума более мускусный, животный, теплый, чем обычный? А сандал - похож ли он на сгущенные сливки или больше на далекий аромат львиной клетки? В моей копилке огромное количество идей, и для некоторых я пока так и не подобрала идеальных ароматических воплощений. Но продолжаю исследовать и пробовать.

Не знаю, как все будет дальше с материалами, но сейчас у меня уже выработалось смирение с невозможностью хоть что-то планировать. Вообще все инди-марки находятся на очень тонком льду, так что я тут не исключение. Странное это ощущение: строить замок на песке в полосе прибоя… ну ничего. Кто-то все равно успеет его увидеть и даже заселить воображаемыми обитателями. В некотором смысле, жизнь вообще непредсказуема, изменчива и важно уметь радоваться настоящему.

Насколько высок процент натуральных ингредиентов в Ваших ароматах?

А.З.: Я работаю только с натуральными ингредиентами, в моих духах нет изолятов, молекул искусственного происхождения и даже “молекул натурального происхождения”. Только эфирные масла, абсолюты, СО2 экстракты и, очень редко, настойки (тинктуры) собственного изготовления, например, тинктура собранной на пляже натуральной амбры. Так что 100% моих ингредиентов это эфирные масла, абсолюты и СО2 экстракты.

В каких количествах Вы выпускаете свои ароматы?

А.З.: Я смешиваю ароматы в домашней лаборатории, как правило, одна партия - около сотни флаконов.

Насколько высоко содержание ароматических масел в Ваших духах?

А.З.: Вы, вероятно, спрашиваете про то насколько концентрированны мои ароматы. Если честно, эти цифры ни о чем не говорят. Мы можем взять, например, 20% раствор эфирного масла бергамота и он будет вполне комфортным в носке, только фототоксичным. А 20% раствор абсолюта розы будет иметь запредельную, некомфортную интенсивность. Если взять синтетические душистые вещества, то 0,01% раствор некоторых из них будет иметь огромную аруру и громкость звучания. Поэтому количественная оценка тут не много скажет.

Ну и потом, если мы, например, говорим о вине: можно ли сказать что более крепкие вина лучше, чем менее крепкие? Нет, они просто разные. В вине ценен не только процент алкоголя, но и букет, вкус, аромат. Когда я читаю про “высококонцентрированные духи где концентрация масла 100%” я думаю, что это не имеет смысла. Такие смеси опасно наносить на кожу да и аромат раскрывается как букет цветов, на который сел бегемот. Ароматам нужен воздух и пространство, чтобы раскрыться, а это обеспечивает разумная концентрация, которая, в целом, соответствует международным нормам.

Вы когда-нибудь пополняете старые ароматы, которых сейчас нет в наличии?

А.З.: Практически никогда.
Возможно ли, что переиздание потерпит неудачу из-за того, что ингредиенты больше нельзя достать?

А.З.: Это не просто возможно, это неизбежно. И так уже случилось с некоторыми моими ароматами. Я уже упоминала непростую ситуацию с добычей натуральных ароматических экстрактов. Так что это возможно, и так уже случилась с некоторыми моими ароматами. Я убрала из постоянной коллекции Perals&Ashes с аттаром агаро и моим любимым митти аттаром, аттаром земли, еще постоянную коллекцию покинули Without words и Currant mood. Больше не было возможности держать их в постоянной коллекции: сочетание ухудшившейся логистики и нюансов спроса привели к такому решению. И еще некоторые ароматы я планирую из постоянно доступной коллекции убрать. Но зато буду выпускать больши лимитированных выпусков, в которых буду использовать те редкие и интересные ингредиенты, которые удастся добыть. В них и экспериментам больше места и больше свободы с тем, чтобы не закладываться на поддержание “того самого звучания” разными средствами.

Ведь ароматы, сделанные в жанре натуральной парфюмерии похожи на вина, которые разливают прямо на винодельне. Иногда удается подобрать замену каком-то исчезнувшему ингредиенту и сохранить звучание в целом. Например, вместо одного экстракта жасмина взять другой, если тут вопрос только в нюансах - в целом, задача решаема. Ведь мы имеем дело с натуральными экстрактами, а они, так или иначе, различаются от партии к партии.


Разные партии духов могут отличаться как вина из одного сорта винограда и из одного места но разных годов: поскольку ингредиенты тоже разных партий, и нет, купить раз и навсегда невозможно, они не могут храниться вечно. Это жизнь, ничто не повторяется в точности. Как и урожаи чая, винограда и яблок - у растений, из которых добывают душистые вещества, свои циклы. Я уважаю их и стараюсь максимально сглаживать различия, выбирая экстракты с одинаковым профилем. Формула духов всегда остается неизменной, я не меняю ингредиенты и не убираю их, тем не менее, небольшая разница возможна.


Иногда случаются и курьезы. Например, в моей Русской коже, кожано-цветочном аромате на традиционную парфюмерную тему ( ароматы Cuir de Russie, кожи, дубленой березовым дегтем, как это делали в России, создавали многие парфюмеры, такие ароматы есть у Chanel, Guerlain, L.T. Piver) есть экстракт черного чая. Он идеально подходит к кожаной теме: танинный, с оттенками и кожи, дымка и сухого черного чая, отлично собирает вместе богатый цветочный букет и кожу из кастореума, дегтя и древесных нот. Этот аромат у меня один из самых популярных, о нем лестно отзывался известный парфюмерный критик Лука Турин, и, по-моему на каждый континент расселились мои флаконы. И первые пять лет я использовала в ко-экстракция черного чая с бальзамом кабреува. Это была бальзамическая вязкая жидкость, очень насыщенного черного цвета. Потом на рынке появились чистые абсолюты черного чая, и они мне куда больше понравились по характеру: чайная нота стала более насыщенной, чистой, очень красивые материалы. Я попробовала в Cuir de Russie положить отдельно чайный абсолют и отдельно бальзам кабреува, и вышло даже лучше, чем было. Но… но раствор стал гораздо светлее! В целом для духов это хорошо, ведь меньше шансов испортить, например, светлую одежду, если пшикнуть на нее, но иногда у покупателей возникают вопросы: вы разбавили духи? “Они какие-то светлые стали, и уже не пахнут так сильно, наверное, разбавили.” Интересно, как наше восприятие связывает картинку и запах, правда? Это мы и по миру вин знаем: в слепой дегустации даже профессиональные сомелье порой приписывают окрашенному нейтральным красителем белому вину богатую ароматику красного. Так случается и с духами)

Ну и, раз уж мы вернулись к теме вина, могу еще раз сравнить натуральные духи с винами. Вино даже с одних и тех же виноградников будет различаться от сезона к сезону, и стареть оно будет тоже по-разному. А ведь духи, кстати, тоже стареют, как и вина. Кожаные ароматы почти всегда стареют красиво) Так что если вам очень по душе пришелся пробник из именно какой-то конкретной партии - возможно, имеет смысл купить флакон не откладывая, из той же партии. Так же, как вы бы сделали с бутылкой вина особого урожая. Аромат не испортится, а за 2-3 года приобретет дополнительные нюансы, которые многим нравятся.


Влияет ли знание ограничений ингредиентов на вашу работу или композицию?

А.З.: Наша материальность ограничивает нас. А знание об ограничениях позволяют ставить адекватные задачи. Как говорит Моше Фельденкрайз, автор метода осознавания через движение, "Если вы знаете, что вы делаете, вы можете делать что угодно."

Конечно, и натуральные ингредиенты довольно специфичны, но ведь и правила гармонии существуют! Если взять случайные абсолюты и случайно их смешать - красоты не получится. Любой создаваемой красоте свойственна структура.

Филипп Пулман в эссе "Голоса деймонов" пишет: "Как мы знаем по всем другим играм, играть гораздо приятнее по правилам, чем без них. Если мы хотим поиграть в футбол на детской площадке, нужно сначала договориться, где у нас будет боковая линия, а где ворота. После этого можно приступать и к игре, и ее полную свободу будут поддерживать и защищать несущие конструкции правил. Первое и последнее (и, как правило, единственное) открытие, которое суждено сделать жертвам анархии, таково: нет правил — нет и свободы."

Вот с парфюмерией, конечно, то же самое. Нет правил - нет свободы, потому что правила, законы материального мира, все равно есть. Нет правил смешивания - есть белый шум. Да, натуральные ингредиенты, например, менее субстантивны, чем синтетические душистые вещества, но в этом для меня, например, их безусловный плюс. Важно, что мою задачу: сделать аромат с комфортной для меня и похожих на меня стойкостью и громкостью мои ингредиенты решают идеально.


В какой среде происходит Ваше творческое мышление?


А.З.:Оно происходит в среде моей жизни). Я считаю что для творческого мышления нет смысла искать какую-то особую среду. Эта среда - мое сознание, то, что я есть.

Конечно, творчество - это довольно затратный процесс, энергоемкий, а порой спонтанный и непредсказуемый. Некоторым идеям нужно долгое время “кипеть” при закрытой крышке, при высокой температуре, чтобы что-то получилось годное. Тут важно просто поддерживать себя и следить, чтобы среда была здоровой. А это отдельная работа.

Рецепты тут известны, ничего нового не скажу:
- Хорошо есть.
- Хорошо спать.
- Хорошо отдыхать.
- Поддерживать свое тело, занимаясь чем- нибудь, помимо сидения за ноутбуком, я, например, люблю гулять.

- Поддерживать когнитивные навыки и развивать их: учиться новому, налаживать новые нейронные связи, расширять кругозор.

Примерно в таком порядке: первые три и вторые два.
Все, если поддерживать себя каким-то таким образом, то дальше никаких магических танцев с бубном не нужно, все само.

Я занимаюсь английским, осознаванием через движение по методу Фельденкрайза, сейчас вот еще пошла учиться танцам, и иногда беру вокальные уроки. Еще я много читаю (художественной литературы), люблю музыку, кино, фотографию. И, конечно, я обожаю вкусно готовить и вкусно есть!

Каждое из этих хобби-увлечений дает огромный простор для интеграции в мир ароматов. Например, посещая уроки икебана и составляя цветочные композиции, я поняла, где искать ключик к визуальному отображению своих ароматов. Мне теперь намного проще составлять композиции в кадре и другим объяснять, чего я хочу. Кроме того, люди включаются в мои истории: например, у меня была коллаборация с преподавателем соматики, мы совместили ароматы и метод Фельденкрайза. А недавно с подругой, психологом, сделали тематическую лабораторию с составлением ароматов арт-коллажем по методу "SoulCollage®.


Я люблю придумывать запахи, и идеи приходят мне довольно часто, так что если я в форме - все получается само собой. Важно поддерживать температуру кипения, не жалеть качественных ингредиентов и не открывать крышку раньше времени) Благо работа состоит не только из творчества, одна логистика способна свести с ума куда более качественно, зато внимание переключается!
Как можно представить себе вашу «лабораторию», в которой потом осуществляется ручная работа?

А.З.: Моя лаборатория очень лаконична: ноутбук, стол, душистые ингредиенты, пипетки и стекло для композиций.

Какую работу по производству, маркетингу и продажам Вы доверили другим?

А.З.: Мой бизнес маленький, и я многое делаю сама, но, действительно, без команды я бы не справилась!
За пятнадцать лет я прошла путь от первых идей до коллекций, которые продаются в Москве и в Лондоне рядом с таким брендами как Amouage, Perris Monte Carlo, Tom Ford. Меня очень поддерживают отзывы клиентов. Когда самые разные люди, от художников до директоров носят мои ароматы и радуются им — это невероятная поддержка для меня. И другая поддержка - люди, которые работают со мной.

Уже десять лет я делегировала отправки и логистику ассистенту, уже работала с несколькими людьми, и это огромная помощь. Ведь, даже при небольшом количестве заказов, на то чтобы все систематизировать, рассказать и учесть, уходит огромное количество времени. Так что работу “разложить пробники и флаконы по коробочкам, упаковать, отнести на почту, оповестить об отправке” я, по большей части, сама не делаю.

С функционированием сайта мне помогают технические специалисты, а еще, конечно, дизайнеры, юристы, бухгалтеры) В последние годы я стала больше сотрудничать с другими: у меня есть дизайнер и верстальщик для пдф файлов, в которые я собираю формулы для курсов, она же сделала новую, удобную и гибкую верстку для электронного варианта книги. А привести книгу в тот вид, в котором она сейчас, мне невероятно помогла спонсор первого издания Юлия Алешкевич, и редакторы: благодаря им получилась такая четкая и ясная структура. Хотя переделывать все было нелегко, но есть вещи которые изнутри нашей головы просто не видны.

С фотографированием флаконов мне часто помогает мой муж, который не только ученый, но и фотограф. А иногда мне самой бывает проще сделать фотографии: в процессе проб и ошибок я понимаю, какой может и должна быть картинка, чтобы лучше донести смысл. В микробизнесе к тому же всегда приходится сопоставлять затраты и выгоды: иногда лимитированный аромат с моими “черновыми” фотографиями распродается быстрее, чем мы соберем все, чтобы сделать “Настоящую фотосессию”. Но для постоянной коллекции можно играть вдолгую. В этом году, например, мы с фотохудожником Ольгой Екатеринчевой решили сделать фотопроект “портреты ароматов” и я на них поработала и моделью и лицом бренда, это был интересный опыт!

Все тексты я пишу сама, и сама решаю, как что и куда размещать. Я иногда советуюсь с маркетологами но, как точно говорит маркетолог Мария Губина, “Никто не знает ваш продукт и аудиторию лучше вас”. Поэтому я учусь продавать, считать, планировать. Благодаря людям, которые возвращаются ко мне и приводят друзей мне есть, на чем учиться))

Согласны ли вы с тем, что ваше портфолио ориентировано не только на мейнстрим, но и преимущественно на «темную сторону луны»?


А.З.: Вот с “не только на мейнстрим” обидно было. Разве у меня есть хоть один аромат, который можно охарактеризовать как “мейнстрим”?
На темной стороне луны я, действительно, дома. Недавно я работала в коллаборации с художницей, фотографом, Ольгой Екатеринчевой, снимая “портреты моих ароматов”. У меня непростые отношения с фотокамерой, нужно много дублей, много работы, но в этот раз мы решили просто начать с Дома призрака. Для него практически все было готово, только макияж и серьги добавили. Я даже осталась в своем свитере, в котором пришла. Единственное что, для “приличного” портрета пришлось снять шерстяные носки (ненавидите ли вы когда ноги мерзнут, как ненавижу я?) Это такой максимально удобный для меня образ, как родная дача, немного ностальгическое, но очень наполненное, комфортное одиночество с книгами, цветами, небольшой разрухой в духе Тарковского. Что-то, что не нужно играть, максимально естественный, как сделать шаг назад, с яркого солнца в тень, в любимое кресло и устроиться там с ногами. Я свою сторону луны обжила, обуютила, мне на ней хорошо. Это не весь мой мир, но это его полноправная часть. Без нее мир не полон, как неполон мир, состоящий только из света, лишенный теней.

Вот, например, что пишут как раз про мой Дом - призрак: “С удивлением обнаружила для себя аромат, который хочется носить "на каждый день" - "Дом-призрак". Если коротко, то он - это я. В самом прямом смысле. Мрачный, сырой, темный, древний. Летом добавил лесной сырости и прохлады. Однозначно мой.”

И я создаю ароматы так, чтобы можно было обжить, охватить своим вниманием эти самые темные стороны, темные комнаты нашего внутреннего мира. Мои ароматы помогают соединить эти забытые, покинутые и грустные земли с полными жизни и обрести целостность. Поэтому в моей упаковке так много красного цвета: цвета жизни.

Хотя конечно, нельзя не признать, что коммерчески это не самая популярная история: когда люди думают о духах, они хотят отдыха, а не внутренней работы. Но выходит так, что мои ароматы - они дают и отдых и ресурс тем, кто не боится смотреть на свою тень. Мне пишут иногда “я думала духи - чтобы нюхать, но я познакомилась с вашими - и начала дышать”. Когда ты понимаешь что не так уж одинок в своих покинутых землях, что есть и другие люди, которые, через аромат, телеграфируют, что и тут есть жизнь - в этом много правды.

Мне совершенно не близка лакированная картинка действительности, в которой все исключительно хорошо, нет агрессии, смерти, горя. Обнаружив что-то из таких “неприличных” вещей у себя, можно изо всех сил отворачиваться, растрачивая себя еще и на это. Можно, по мере сил, позволить себе жить и в неидеальной жизни. Мои ароматы, в том числе, про сокровища, скрытые в темных глубинах, про движение жизни в направлении “насквозь”. Про то, чтобы дышать, пока жив, и про то, что красота не тускнеет от столкновения с разными слоями реальности.

Верно ли, когда мы делаем вывод из ваших ароматов, их названий и настроений, которые мы можем уловить в связи с вашим творчеством, что «ностальгия», «авангард» и «готика» не являются для Вас иностранными словами?

А.З.: Сразу вспомнила Пушкина: “Но панталоны, фрак, жилет, Всех этих слов на русском нет”. Мне кажется, в любой культуре есть ностальгия, хотя она везде разная, португальская сладкая saudade совсем не такая же, как русская “тоска” и ностальгия. Авангард долгое время казался мне абсолютно чуждым, пока я не поняла, что сама, с общем-то, делаю парфюмерный авангард. Хотя некоторые мои покупатели говорят, что я делаю парфюмерный панк) Готические настроения и декоративность меня и правда привлекают, как-то очень естественно получаются все эти темные цвета, глубокие драпировки, сумрачные помещения, набитые старыми книгами. Может, это вообще у меня в крови. Вспомнила, что когда еще школьницей стала ходить на вечерние лекции на Биологический факультет МГУ, сразу поняла: “Я хочу учиться именно здесь”. Я просто влюбилась в атмосферу.

Вот эти темные деревянные панели везде и всюду, мало света (лампочки не везде). Величественные своды, дико неудобные дубовые скамьи и парты. Мраморный капитанский мостик, который высится над входом, окутанный облаком табачного дыма. Широкие ступени лестниц, и паркет, состоящий почти целиком из злых щелей. Идешь по этим темным коридорам и, кажется, как рыба, погружаешься глубже и глубже, и толща воды над тобой такая тяжелая, что разница давлений, внешнего и внутреннего, выравнивается, становится возможно дышать и даже двигать хвостом.

А колбы, банки, коллекции, шкафы, полные черепов и костей!!! Как я их любила! Странно писать что “пошла в Университет потому что там атмосфера”, но это правда. Конечно, мне была интересна биология (и еще тонна всего), но главным было чувство “именно здесь я хочу провести следующие пять лет”.

И провела, и был еще темный холл-раздевалка у всегда закрытого входа, которым никто не пользовался, и можно было часами сидеть в темноте, и шорох голосов гулко отдавался от мрамора. И подвалы, и железные шкафы, и даже уголок солнечного рая: теплицы и садики, где мы выращивали табак на корм вирусами и устраивали гонки на садовых тачках. И дорога до метро мимо всего этого ампира и каменных шаров, под круглыми фонарями за кованой решеткой тоже была как часть целого.
Возможно, все мои готические ароматы родом оттуда.

«Venetian Red» — один из самых необычных ароматов, с которыми нам довелось познакомиться. Не могли бы вы рассказать нам больше о том, что вы хотели выразить этим экстравагантным творением?

А.З.: Я отталкивалась от пигмента (обожаю акварель!) с названием Венецианский красный, это темный оттенок алого, который получают из оксида железа. Этим цветом рисовали румянец, добавляли его к белому, чтобы рисовать лица и обнаженные тела. Яркий, жизненный цвет, теплый, насыщенный. Но, конечно Венеция вкралась в мои мысли, и к алым всполохам добавились глубокие заленые воды, запах водорослей, старый деревянных свай…
Было стихотворение у Арсения Тарковского
***
Я так давно родился,
Что говорить не могу,
И город мне приснился
На каменном берегу.
А я лежу на дне речном
И вижу из воды
Далекий свет, высокий дом,
Зеленый луч звезды.

Это смешение холода и жара, отстраненности и страсти, звездного света и человеческой плоти и воплощено в аромате. Зелень водорослей и нероли, жар медового флердоранжа и густых алых роз, соль моря, мускатного ореха и сладость лабданума… Я думаю нет нужды много писать об аромате, ведь если бы я хотела сделать текст - я бы написала его) Пусть аромат сам рассказывает вам свою историю)

Несколько «точек продажи» ваших творений указывают на то, что вы подходите к своему бизнесу с большой долей смирения, приземленности, добросовестности и устойчивости. На наш взгляд, для вас важно выразить свою индивидуальность. Разве вам не хочется время от времени еще больше открываться для «рынков», чтобы расширить дистрибуцию ваших ароматов за счет большего числа дистрибьюторов?


А.З.: Иногда бывает такое желание. Когда ко мне придет представитель Эсти Лаудер с предложением создать аромат для миллиардной аудитории я, безусловно, внимательно рассмотрю такое предложение.


Не могли бы вы рассказать нам о своих планах на будущее? Какие неопубликованные проекты вы, возможно, уже начали и какие из ольфакторных фантазий, которые были в вас долгое время, еще не воплотились в реальность?

А.З.:О планах говорить сейчас немного страшно, но, тем не менее, без планов нет движения вперед.
Два года назад я начала выпуск лимитированных изданий, посвященных разным точкам колеса года: уже вышли и распроданы Fire by fire, приуроченный к Самайну, Midwinter moon, аромат про Зимнее Солнцестояние, и Mabon Wine, про осеннее равноденствие. Ароматов в этой серии должно быть восемь, так что ждут выхода еще пять.
Потом будет лимитированная коллекция о розах, с участием большого количества розовых ингредиентов, это очень дорогое и ценное сырье, так что выпуск будет маленьким.

Я планирую проекты в смежных областях: коллаборации с созданием отдушек для маленьких линий косметики, и участие в арт-терапевтических мастерских, коллаборации с мастерами из мира гастрономии. И, конечно, мои парфюмерные мастер классы. У меня уже есть записи полного курса “как начать делать парфюмерные композиции с нуля”. Моя первая книга, «ОТ ГВОЗДИКИ ДО САНДАЛА. ОЛЬФАКТОРНАЯ АЗБУКА И ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО МИРУ НАТУРАЛЬНЫХ АРОМАТОВ» теперь есть в электронном варианте. Это сумма моих знаний о том, как устроено обоняние, каковы бывают натуральные ароматические ингредиенты, как вообще приступить к тому, чтобы делать натуральные духи. Такой большой учебник с самого нуля. Я бы очень хотела познакомить с ней англоязычных и, возможно, германоязычных читателей, пока переговоры с издательствами не были успешными, но попытки продолжаются.

Я планирую и серию новых книг, про разные удивительные аспекты ароматов и натуральных ароматических ингредиентов, возможно, будет и кулинарная книга.

Я благодарю вас за возможность подумать над интересными вопросами и поделиться с людьми моментами своего творчества. Это большая ценность. Я так же благодарна всем, кто интересуется моими ароматами и продолжает заказывать их, несмотря на все сложности. Если роман никто не прочтет, а аромат никто не понюхает - в творчестве не будет никакого смысла. А ведь искусство - это то, что соединяет людей, строя мосты. Что удивительно, эти мосты между людьми могут быть сооружены не только в искусстве визуальном, вербальном или музыке – в запахах тоже. И через эту эфемерную, трудноописуемую сферу тоже можно уловить созвучие, уловить резонанс – и обрести там приют, услышать через годы и километры живой голос другого человека. Через аромат, который говорит с нами на языке сердца. Спасибо, что разговариваете со мной.