Venetian red

Аромат из цветовой серии — «Венецианский красный», посвященный этому пигменту, красному, как кровь. Венецианский красный получают, прокаливая охру – выходит густой, с теплым подтоном красный цвет.

«Venetian Red» — аромат-путешествие по темный улицам, по берегам, затопленным водой и покрытых водорослями, про морской ветер, про влажную, просмоленную древесину и старые холодные камни. И про красные, роскошные лепестки розы, контрапунктом появляющиеся то тут, то там.

В холодную погоду древесная основа проявляется ярче, в теплую – солируют розы.

В составе духов: водоросли, амбра, мускатный орех, нероли, розы, флердоранж, жасмин, дубовый мох, пачули, ветивер, лабданум, дягиль.

Отзывы на "Venetian red"

Я всегда немного боялась Венецианских карнавалов - чудится в них что-то от Danse macabre. Эти неживые идеально красивые маски, красные и черные плащи, домино… Жутковато. Но, Боже, как же это красиво! Красота на последнем вдохе! Анин Venetian Red именно такой – на последнем вдохе.Тягучие, мокрые, прелые водоросли, запах каналов, чуть слышный плеск воды возле домов и тротуаров, призрачно проплывают гондолы. Пахнет застоявшейся водой, мокрой древесиной и… смертью? Но когда в эту умиротворенную не-жизнь врывается музыка карнавала – роза, роза беспощадная, всепоглощающая и прекрасная, когда музыка начинает звучать – сначала на соседней улице, а затем все ближе и ближе… и вот уже закружился, понесся огненно красный вихрь – и только маски и музыка вокруг – жасминовый дурман, апельсиновый цвет – все это в кровавой амбре и розе – она не исчезает ни на минуту. Вихрь проносится стремительно и музыка затихает где-то вдали, Оставляя после себя зимнюю стужу, холодную воду и ветиверовый ладан. Тихо-тихо… жутковато-прекрасно. Страшно. Этим хочется дышать всегда.

Чтобы аромат рассказал свою увлекательную историю, требуется полная отрешенность от всего окружающего. Наношу Venetian Red на запястье, закрываю глаза и начинаю путешествие души…Я лежу на дне лодки, в глаза светит яркое летнее полуденное солнце. Слышится плеск воды, я чувствую запах морской соли и сухих водорослей. Буквально секунда, я прихожу в себя после сна, и вспоминаю, что я гондольер. Меня окружает красное дерево, покрытое лаком, оно нагрелось на солнце. Вода убаюкивает, аромат дерева обволакивает томной пеленой. Я снова засыпаю…Теплая летняя ночь, в разгаре карнавал. Вокруг танцуют люди в масках, звучит музыка. Я – прекрасная дама в красном, мне улыбаются прохожие, но появилась усталость от праздника и суеты, мне хочется спрятаться. Я вхожу в старый дом, в свою любимую комнату. Комната в полумраке, треск горящих свечей, жар камина, мебель из красного дерева, на старый портрет падают тени. Ложусь на кровать под бархатным пологом, запах нагретого дерева, свечного воска, мне хорошо, Я — дома.

В первые секунды знакомства вас резко, без прелюдий, вырывают из реальности, погружая в другой мир, город, другую жизнь. Появляется запах соли, сухих водорослей, мускатный орех добавляет пряности, аромат навязывает свою историю. Немного позже, пока вы разбираетесь, как воспринимать эту инициативу, появляется музыка цветов. Роза, жасмин, флердоранж смягчают резкую партию верхних нот, добавляя глубину, тепло и томность. Красное дерево, покрытое лаком, нагрелось на солнце. Вы попались, но плен приятен, предвкушаете продолжение рассказа.В завершение — балом правят смолы и корни. Корни придают землистости, но земля сухая, теплая, солнечная. Смолы обволакивают, манят медово-сладким ароматом, вводят в транс.

Аромат темной воды, тихо дрожащей в свете тускло горящих фонарей. ПахнУло водами старого города, всепоглощающая темнота, обезличенные фигуры, еле слышные шепот и шорох. Этот запах завладел мной, он проникает в каждую клеточку моего тела.

Угрюмый фонарщик зажигает масло и сумерки наполняются расплывчатыми световыми пятнами. С любопытством смотрю на графитовую воду, таящую в себе неизвестность. Водоросли, никем не убираемые, придают характерный запах, запах йода и сладковатого гниения, а в водной ряби при столь малом освещении кажется, что застыли ржаво-мутные волосы огромной утопленницы.

Странно-притягательный аромат сочетается с другим – так пахнет влажная древесина. А к ней примешивается запах только-только остро заточенных карандашей. Кто-то тихо ахнул, и на водной глади появляется роза на длинной ножке, потерянная дамой. Живая, прекрасная в своей естественности, она как олицетворение жизни во всеобщем хаосе. Не хочется сейчас думать, что она потеряет неповторимый аромат и лишится внешней привлекательности, сегодня она полна сил, так сказать «луч света в темном царстве». Базовый амброво-мягкий аккорд теплеет и немного смягчает первоначальную картину.
Понравился… до слез..


Моё восприятие Venetian Red очень сильно зависит от уровня влажности. Когда носила его в сухую жару, преобладал мускатный орех на фоне водорослей и ясно слышались дубовый мох, ветивер, ладанник... А в сезон дождей преобладают водоросли; мускатный орех и ладанник слышны только если поднести надушенную руку к носу. Но зато КАКОЙ мускатный орех! Не гурманский, а загадочно-мрачноватый.

Сейчас, при высокой влажности, Venetian Red таков: поначалу — острая и быстротечная цитрусовая кислинка неролей и флёрдоранжа с привкусом яркой горечи. Потом — терпкие смолы, старое дерево, сохнущие на камнях водоросли. Аромат йодисто-пряный, практически лишённый сладости; в жару он несколько слаще, чувствуется амбра. Розы не ощущаю из-за личных трудностей с восприятием этой ноты в парфюмерии.

При выходе из помещения с кондиционированным воздухом на улицу, под тропическое солнце, водоросли и кориандр на какое-то время приходят в равновесие, заводя прекрасный дуэт.

И образы рождаются различные в зависимости от времени года. В сухой сезон видится вот что: ночь, комната в старинном здании... может быть, даже дворце. Пахнет старым благородным деревом, пряностями и одержимостью: не горем, не страданием, а неустанной, пылкой сосредоточенностью мысли и чувств. За туалетным столиком сидит женщина в тёмной одежде и при свече перечитывает письма; потом встаёт, открывает окно... с улицы веет водорослями. Постояв несколько минут глядя в ночь, она закрывает окно и вновь перебирает письма. О любви они, о смерти или о мести?

В сезон дождей: закутанная в плащ женщина идёт ночью вдоль канала, от фонаря к фонарю. Она в конце-концов решилась, но на что? Пахнет водорослями, однако в их йодистом аромате нет привкуса свободы, который вносит море... Женщина спешит, почти бежит, прижимая к груди руку; на пальце — перстень с рубином. Залог любви, смерти или мщения?

Хотелось бы узнать, что за тайну хранит та женщина, да только Rosso Veneziano своих секретов не открывает...

Парфюм держится часов 6-7, терпим к кондиционеру. Может быть дневным, вечерним или на сон грядущий; хотя успокаивающим я аромат не назвала бы, он скорее интригующий, но не остросюжетный, а сумрачно-лиричный и в то же время слегка ироничный, как лучшие из рассказов Лорда Дансени (1878-1957).